Молитвы одного в исцеление другого

продолжение

молитесь Богу, Бог все может

В последующие три недели Василий по утрам приходил навещать больную Анну. Из маленького флакона (из-под пенициллина) он накапывал в рюмочку всего несколько капель какой-то бесцветной жидкости; затем доливал в рюмку простой колодезной воды и сам давал больной выпить. Это он проделал  7 или 10 раз. Первые три дня — ежедневно, а затем через несколько дней.

Уже через неделю Анна стала вставать с постели. А к концу третьей недели, она самостоятельно при общей радости в семье, приготовила жареную картошку и угощала ею квартиранта Александра Осиповича и Василия Трифоновича.

Февраль 1952 г. Зима тогда стояла снежная (до окон) и холодная (до -56°С). Сугробы от домов местами начинались на уровне крыш и сглаживались только к самой середине сельских улиц — на их проезжей части.

Идет как-то Василий, закутавши голову во все то теплое, что только было у него тогда в обладании (шапка ушанка, кашне, полотенце), и видит сквозь замерзшие очки, как навстречу ему крупной рысью приближается черная лошадь, запряженная в сани, а на санях стоит во весь рост какая-то в овчинном полушубке женщина и понукает, с гиканьем, лошадь. Василий отошел в сторону от проезжей части и остановился, ожидая когда проедет санный поезд.

"Трр-р-р..." раздалось, и санки остановились неподалеку от него. Краснощекая женщина в валенках, в желтом полушубке и теплых шароварах легко спрыгнула с саней и, подбежав к Василию, уткнулась пред ним головою прямо в сугроб: "Узнаете? Я — Анна, которую вы вылечили когда-то. По вашему совету, я теперь всегда стараюсь молиться: Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешную! Спасибо вам, — и до свиданья!".

В ответ Анне, Василий молча кивнул головой.

Анна поднялась, быстро вскочила в сани и, стоя в них, вновь рысью пустила лошадь.

Василий с минуту смотрел Вслед мчавшихся от него санок, а потом повернулся и иззябший побрел дальше, стараясь поскорее добраться до тепла под крышей.

Услышав о выздоровлении тяжело больной Анны, вследствие проведенного Василием Трифоновичем курса лечения, я, естественно, сам захотел поточнее узнать об этом лечении: в чем оно состояло и какие лечебные препараты при этом применялись.

Встречался я с выздоровевшей Анной и ее матерью Акилиной; расспрашивал их о том, какое лекарство, в каких дозах, когда и сколь долго больной давал Василий Трифонович. Интересовался тем, что он говорил им и какие указания делал в течение проводимого курса лечения. В ответ мне пришлось выслушать от них только восторженные отзывы о докторе, который, оказывается, даже не осматривал больную в обнаженном виде, ничего у ней не прощупывал и только, давая выпивать приносимое им самим лекарство (безвкусное "как вода", иногда казавшееся немного солоноватым), слегка пошлепывая больную по ее левой щеке своею правой ладонью.

"Бывало даст лекарство и сядет на табурет около Нюры,— рассказывала мать, — начнет говорить нам, и все про Божественное... Кто такой Иисус Христос и что он — Спаситель наш. Как Господь любит всякую тварь. Как надо жить человеку на свете, как молиться... И еще много говорил нам, про короткую, молитву: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя, грешную",  нам советовал говорить ее. Скажет бывало: "молитесь Богу, Бог все может", — и уходит. И так всякий раз..."

назад

Контакты и обратная связь